1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности




Название1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности
страница8/15
Дата публикации19.02.2014
Размер2.04 Mb.
ТипДокументы
www.zadocs.ru > Литература > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
Традиции Сапфо в любовной лирике Катулла.

Одна из важнейших тем в лирике Катулла – любовная. Прпежде всего это стихи о любви к Лессбии. В сохранившемся сборнике они помещены вперемежку с другими стихотворениями и без определенного порядка, но, по существу, могли бы составить законченный цикл. Псевдоним, избранный Катуллом для своей любимой, должен напомнить о Сапфо. И действительно, цикл как бы открывается как бы переводом знаменитого в античности стихотворения Сапфо, где описываются признаки любовного безумия. Ощущения, которые Сапфо испытывала при виде выходящей замуж подруги, Катулл переносит на свои переживания при виде Лесбии; однако он, в отличие от Сапфо, резче подчеркивает субъективные моменты и заканчивает резонирующей сентенцией о том, что праздность вредна и пробуждает чувства. Помимо того, использует здесь сапфическую строфу, как и в другом стихотворении, в котором он окончательно отказывается от своей любви.

Эти два стихотворения как бы обрамляют цикл, а между ними перипетии любви. Такие циклы, посвященные возлюбленной, нередко встречаются в эллинистической поэзии, но у Катулла другая бытовая обстановка и другие чувства. – в Риме положение женщин было более свободное. Катулл влюблен в знатную даму, причем сначала замужнюю, потом овдовевшую. Он стремится подняться над уровнем чувственного влечения, но он еще не находит для этого слов. Он говорит о «вечном союзе дружбы», о том, что любит ее не как чернь подружек, а как отец дочь, и пытается разграничить понятия «любовь» и «благорасположение». Лирика Катулла лказывается засчет этого свободной от многих штампов. Как и у Сапфо ее возлюбленная, Лесбия у Каттула описана только несколькими штрихами, нет ее цельного портрета. Поэта занимают прежде всего всои собственные чувства. Чередование чувствительности и иронии, пафоса и резонерства, вкрадчивости и задора разворачиваются в стихотворении о воробье любимой, о жажде несчастных поцелуев, вызвавшем целую волну подражаний. В дальнейшем шутливые тона сменяются мрачными, и основным мотивом становится разлад чувств, презрение к любимое, смешанное с неспособностью разлюбить. Другом не станет, даже если она снова будет скромной, но разлюбить не сможет, даже если будет преступницей. Есть у него эпиграмма величиной в один дистих, которая резюмирует чувства: поэт ненавидит и любит, не знает, почему, но так есть, и он очень страдает. Очень по-сапфовски. Катулл изнемогает от любви, Ищет в себе душевные силы преодолеть себы, не может, молит богов о возвращении ему «здоровья». (вот они, эти мальчишки!)

К фольклорным формулам прибегает очень часто, Чрезвычайно внимателен к форме – мысли изливаются как бы нечайно. У Сапфо – любовь несчастная, рисует внешние проявления любви и то, где эта любовь развертывается.

29. ^ Проблема возникновения драмы в Греции. Устройство античного театра

Многочисленные указания античных авторов свидетельствуют о распространенности обрядов карнавального типа в Греции. Они примыкали к культам сельских божеств и превращались иногда в обширное драматическое действо. Образцом греческой культовой драмы может служить священная игра во время мистерий (таинств, доступных лишь посвященным), справлявшихся в Элевсине, около Афин. Здесь изображались похищение Коры (стр. 19) подземным богом Плутоном, блуждания ее матери Деметры в поисках за исчезнувшей дочерью, возвращение Коры на землю; изображалось также бракосочетание Зевса и Деметры За смертью следовала жизнь,

за плачем - ликование. Роли божеств исполнялись жрецами. Представление повторялось из года в год в застывших, неизменных "формах.

развитием культа Диониса, со становлением демократии и личности.

Драма возникла из обрядов культа Диониса.

Культ уравнивает людей (с помощью вина?) - означало победу демократии над аристократией. В дионисийском культе народ участвует в праздниках (оргиях) четырежды в год: Ленеи - городской «зимний», Амфестерии - весной, откупор. бутылок., великие дионисии и т.д. Трагедия - «песнь козлов». В честь Диониса на праздниках устраивались шествия, ряженые изображали свиту Диониса (надевали козлиные шкуры, пели, плясали, славили Диониса.) Постепенно главной фигурой действа становились другие боги, а вместо них - герои мифов. Драматическое представление всё больше усложнялось, удалялось от своей культовой первоосновы. Зачинателем литературной трагедии является Фесиид (6 в.). Трагедия продолжает развиваться, становится всё более светской, хор уменьшается, а диалог увеличивается, появляются реальные персонажи. Однако, вплоть до Еврипида обязательный реквизит - жертвенник, тема хора - величание богов., которые прибывают на колесницах. С конца VI в. драма будет продолжать существовать как ведущий род словесности (Аристотель).

Схема строения трагедии: пролог (до 1 выступления хора), парод (выход хора), эписодии - диалоги, стасимы (стоячие песни хора), хоровые песни, эксод (выход). Коммос - пение хора и актёра.
В связи с культом Диониса, как одна из составных его частей, развилась аттическая драма в ее трех ответвлениях: трагедия, комедия и драма сатиров. Истоки трагедии отражали "страстную" сторону дионисийской религии в ее нравственном переосмыслении, комедия была связана с ее карнавальной стороной. В своем развитом виде оба эти жанра далеко отошли от непосредственных форм обрядовой игры и сделались важнейшим орудием для постановки проблем, волновавших афинскую демократию; что касается драмы сатиров (лесных демонов, спутников Диониса), то она не играла самостоятельной роли и являлась лишь привеском к представлению трагедии Трагедия получила литературное развитие раньше комедии и в течение всего V в. оставалась важнейшей отраслью афинской драмы.

На празднике "великих Дионисий", учрежденном афинским тираном Писистратом, выступали, помимо лирических хоров с обязателmным в культе Диониса дифирамбом, также и трагические хоры. Античная традиция называет первым трагическим поэтом Афин Феспида и указывает на 534 г. до н. э. как на дату первой постановки трагедии во время "великих Дионисий".

Эта ранняя аттическая трагедия конца VI и начала V вв. еще не была драмой в полном смысле слова. Она являлась одним из ответвлений хоровой лирики, но отличалась двумя существенными особенностями: 1) кроме хора, выступал актер, который делал сообщение хору, обменивался репликами с хором или с его предводителем (корифеем); в то время как хор не покидал места действия, актер уходил, возвращался, делал новые сообщения хору о происходящем за сценой и при надобности мог менять обличие, исполняя в свои различные приходы роли разных лиц; в отличие от вокальных партий хора актер этот, введенный, согласно античной традиции, Феспидом, не пел, а декламировал хореические или ямбические стихи; 2) хор принимал участие в игре, изображая группу лиц, поставленных в сюжетную связь с теми, кого представлял актер. Количественно партии актера были еще очень незначительны, и он, тем не менее, был носителем динамики игры, так как в зависимости от его сообщений менялись лирические настроения хора. Сюжеты брались из мифа, но в отдельных случаях трагедии составлялись и на современные темы; так, после взятия Милета персами в 494 г. "поэт Фриних поставил трагедию "Взятие Милета"; победа над персами при Саламине послужила темой для "Финикиянок" того же Фриниха (476 г.), содержавших прославление афинского вождя Фемистокла. Произведения первых трагиков не сохранились, и характер разработки сюжетов в ранней трагедии в точности не известен; однако уже у Фриниха, а может быть еще и до него, основным содержанием трагедии служило изображение какого-либо "страдания". Начиная с последних лет VI в. за постановкой трагедии следовала "драма сатиров" - комическая пьеса на мифологический сюжет, в которой хор состоял из сатиров. Первым творцом сатировских драм для афинского театра традиция называет Пратина из Флиунта (в северном Пелопоннесе).

Очень важные сведения о литературном генезисе аттической трагедии сообщает Аристотель. В 4-й главе его "Поэтики" рассказывается, что трагедия "подверглась многим изменениям", прежде чем приняла свою окончательную форму. На более ранней ступени она имела "сатировский" характер, отличалась несложностью сюжета, шутливым стилем и обилием плясового элемента; серьезным произведением она стала лишь впоследствии. О "сатировском" характере трагедии Аристотель говорит в несколько неопределенных выражениях, но мысль, по-видимому, та, что трагедия некогда имела форму драмы сатиров. Истоками трагедии Аристотель считает импровизации "зачинателей дифирамба".

Театральное представление в эпоху расцвета греческого общества входило как составная часть в культ Диониса и происходило исключительно во время празднеств, посвященных этому богу. В Афинах V в. в честь Диониса справлялся ряд праздников, но драмы ставились только во время "Великих Дионисий" (примерно в марте - апреле) и Леней (в январе - феврале). "Великие Дионисии" - праздник начала весны, знаменовавший вместе с тем открытие навигации после зимних ветров; на этот праздник являлись представители общин, входивших в состав афинского морского союза, для внесения подати в союзную кассу; "Великие Дионисии" справлялись поэтому с большой пышностью и продолжались шесть дней. В первый день происходила торжественная процессия перенесения статуи Диониса из одного храма в другой, и бог мыслился присутствующим на поэтических состязаниях, которые занимали остальную часть празднества; второй и третий день были уделены для дифирамбов лирических хоров, последние три дня - для драматических игр. Трагедии, как уже было указано, ставились с 534 г., т. е. с того времени, когда праздник был учрежден; около 488 - 486 гг. к ним присоединились комедии. Леней, более древний праздник, были обогащены драматическими состязаниями лишь позже; около 448 г. там начали ставиться комедии и около 433 г. - трагедии. Все эти игры имели характер массовых зрелищ и были рассчитаны на большое количество зрителей. К состязаниям в V в. допускались, за редкими исключениями, только новые пьесы; впоследствии новым пьесам предшествовала пьеса старого репертуара, которая, однако, не служила предметом состязания. Произведения афинских драматургов были, таким образом, предназначены для однократной постановки, и это способствовало насыщенности драм актуальным и даже злободневным содержанием.

Порядок, установленный около 501 - 500 гг. для "Великих Дионисий", предусматривал в трагическом состязании трех авторов, из которых каждый представлял три трагедии и драму сатиров. На комедийных состязаниях от поэтов требовалось только по одной пьесе. Поэт составлял не только текст, но и музыкальную и балетную части драмы, он же был режиссером, балетмейстером и зачастую, особенно в более раннее время, актером. Допущение поэта к состязанию зависело от архонта (члена правительства), заведывавшего празднеством; этим путем осуществлялся также и идеологический контроль над пьесами. Расходы по постановке драм каждого поэта государство возлагало на какого-нибудь состоятельного гражданина, который назначался хорегом (руководителем хора). Хорег набирал хор, числом в 12, а впоследствии в 15 человек для трагедии, в 24 для комедии, оплачивал участников хора, помещение, в котором хор готовился, репетиции, костюмы и т. д. Пышность постановки зависела от щедрости хорега. Затраты хорегов бывали очень значительны, и победы в состязании присуждались совокупно хорегу и режиссеру-поэту

ход в театр был поэтому платным. Однако для того чтобы обеспечить всем гражданам, независимо от их материального положения, возможность посещать театр, демократия со времен Перикла предоставляла каждому заинтересованному гражданину субсидию в размере платы за вход на один день, а в IV в. и на все три дня театральных представлений.

Одно из важнейших отличий греческого театра от современного "состоит в том, что игра происходила под открытым небом, при дневном свете. Отсутствие крыши и использование естественного освещения связаны были, между прочим, и с огромными размерами греческих театров, значительно превышающими даже самые большие современные театры. При редкости театральных представлений античные театральные помещения должны были строиться в расчете на массы справляющих праздник граждан. Афинский театр, по вычислениям археологов, вмещал 17000 зрителей, театр города Мегалополя в Аркадии - 44000 человек. В Афинах представления сначала происходили на одной из городских площадей, и для зрителей воздвигались временные деревянные помосты; когда они однажды во время игры рухнули, для театральных целей был приспособлен южный скалистый склон Акрополя, к которому стали прикреплять деревянные сидения. Каменный театр был окончательно достроен лишь в IV в.

В связи с хоровым происхождением аттической драмы, одной из основных частей театра является орхестра ("площадка для пляски"), на которой выступали и драматические и лирические хоры. Древнейшая орхестра афинского театра представляла собой круглый утрамбованный плац, диаметром в 24 метра, с двумя боковыми входами; через них проходили зрители, а затем вступал хор. Посреди орхестры находился алтарь Диониса. С введением актера, выступавшего в разных ролях, понадобилось помещение для переодевания. Помещение это, так называемая скена ("сцена", т. е. палатка), имело временный характер и сначала находилось те поля зрения публики; вскоре его стали сооружать позади орхестры и художественно оформлять как декоративный фон для игры. Скена изображала теперь фасад здания, чаще всего дворца ила храма, перед стенами которого развертывается действие (в греческой драме действие никогда не происходит внутри дома). Перед ней воздвигалась колоннада (проскений); между колоннами ставились разрисованные доски, служившие как бы условными декорациями: на них изображалось что-либо, напоминавшее обстановку пьесы. Впоследствии скена и проскений стали постоянными каменными постройками (с боковыми пристройками - параскениями).

При этом устройстве театра остается неясным один весьма существенный для театрального дела вопрос: где играли актеры? Точные сведения об этом имеются лишь для поздней античности; актеры выступали тогда на эстраде, высоко поднимавшейся над орхестрой, и были таким образом отделены от хора. Для драмы эпохи расцвета подобное устройство немыслимо: в это время хор принимал непосредственное участие в действии, и актерам по ходу пьесы часто приходилось вступать в соприкосновение с ним. Необходимо поэтому предполагать, что актеры в V в. играли на орхестре перед проскением, на одном уровне с хором или на очень незначительном возвышении; в отдельных случаях можно было использовать для игры актеров крышу проскения, и драматург имел возможность строить пьесу так, чтобы одни действующие лица находились на более высоком уровне, чем другие. Высокая эстрада, как постоянное место игры актеров, появилась значительно позже, вероятно, уже в эллинистическую эпоху, когда хор потерял свое значение в драме.

Третьей составной частью театра, кроме орхестры и скены". являлись места для зрителей. Они располагались уступами, окаймляя орхестру подковой, и были разрезаны проходами" радиальными и концентрическими. В V в. это были деревянные скамейки, которые впоследствии были заменены каменными сидениями (см. чертеж на стр. 270).

Механических приспособлений в театре V в. было очень немного. Когда нужно было показать зрителю то, что происходило внутри дома, из дверей скены выкатывалась платформа на деревянных колесах (эккиклема), вместе с помещавшимися на ней актерами или куклами, а затем, по миновании надобности, увозилась обратно. Для поднятия действующих лиц (например богов) в воздух, служила так называемая машина, нечто в роде подъемного крана. Расцвет греческой драмы имел место в условиях самой примитивной театральной техники.
Участники игры выступали в масках. Греческий театр классического периода полностью сохранил это наследие обрядовой драмы, хотя магического значения оно уже больше не имело. Маска отвечала установке греческого искусства на подачу обобщенных образов, притом не обыденных, а героических, возвышающихся над бытовым уровнем, или гротескно-комических. Система масок была очень подробно разработана. Они покрывали не только лицо, но и голову актера. Окраской, выражением лба, бровей, формой и цветом волос маска характеризовала пол, возраст, общественное положение, нравственные качества и душевное состояние изображаемого лица. При резком изменении душевного состояния актер в разные свои приходы надевал различные маски. В иных случаях маска могла быть приспособлена и к изображению более индивидуальных черт, воспроизводя особенности привычного облика мифологического героя или имитируя портретное сходство с высмеиваемыми в комедии современниками. Благодаря маске актер легко мог выступать на протяжении одной пьесы в нескольких ролях. Маска делала лицо неподвижным и устраняла из античного актерского искусства мимику, которая, впрочем, все равно не доходила бы до огромного большинства зрителей при размерах греческого театра и отсутствии оптических инструментов. Неподвижность лица компенсировалась богатством и выразительностью телодвижений и декламационным искусством актера. В представлении греков мифические герои превышали обыкновенных людей ростом и шириной плеч. Трагические актеры носили поэтому котурны (обувь с высокими ходулеобразными подошвами), высокий головной убор, с которого спускались длинные кудри, и подкладывали подушки под костюм. Они выступали в торжественной длинной одежде, старинном облачении царей, которое продолжали носить только жрецы. (О костюме комического актера см. ниже, стр. 156).

Женские роли исполнялись мужчинами. Актеры рассматривались как лица, обслуживающие культ, и пользовались некоторыми привилегиями, например освобождением от налогов. Ремесло актера было доступно поэтому только свободным.
30. ^ Проблема ответственности человека и правителя в трагедии Софокла «Эдип-царь». Аристотель о трагедии «Эдип-царь»

Аристотель: вестник, пришедший с целью обрадовать Эдипа и избавить его перед матерью, произвел противоположное действие. Узнавание здесь соединено с перипетиями, и в этом плюс. Фабула составлена так, что читающий о происходящих событиях, и не видя их, трепещет и чувствует сострадание от того, что совершается. В событиях не должно быть ничего нелогичного, или, по крайней мере, оно должно быть вне трагедии, как в «Эдипе» Софокла. Узнавание, вытекающее из самих событий – зрители поражены правдоподобностью.

Изображая величие человека, богатство его умственных и нравственных сил, Софокл вместе с тем рисует его бессилие, ограниченность человеческих возможностей. С наибольшей яркостью эта проблема разработана в трагедии "Царь Эдип", которая во все времена признавалась, наряду с "Антигоной", шедевром драматургического мастерства Софокла. Миф об Эдипе (стр. 70) в свое время уже послужил материалом для фиванокой трилогии Эсхила (стр. 119), построенной на "родовом проклятии". Софокл, по своему обыкновению, отказался от идеи наследственной вины; его интерес сосредоточен на личной судьбе Эдипа.

В той редакции, которую миф получил у Софокла, фиванский царь Лай, устрашенный предсказанием, сулившим ему смерть от руки "сына, приказал проколоть ноги новорожденному сыну и бросить его на горе Кифероне. Мальчика усыновил коринфский царь Полиб и назвал Эдипом.[1] О своем происхождении Эдип ничего не знал, но, когда один коринфянин в пьяном виде назвал его мнимым сыном Полиба, он обратился за разъяснением к дельфийскому оракулу. Оракул не дал прямого ответа, но сообщил, что Эдипу суждено убить отца и жениться на матери. Для того чтобы не иметь возможности совершить эти преступления, Эдип решил не возвращаться в Коринф и направился в Фивы. По дороге у него вышла ссора с повстречавшимся ему неизвестным стариком, которого он и убил; старик этот был Лай. Затем Эдип освободил Фивы от притеснявшего их крылатого чудовища Сфинкса и в награду получил от граждан фиванский престол, свободный после смерти Лая, женился на вдове Лая Иокасте, т. е. на собственной матери, имел от нее детей и в течение многих лет спокойно правил Фивами. Таким образом, у Софокла те меры, которые Эдип принимает для того, чтобы избежать предсказанной ему судьбы, в действительности приводят лишь к осуществлению этой судьбы. Это противоречие между субъективным замыслом человеческих слов и действований и их объективным смыслом пронизывает всю трагедию Софокла. Ее непосредственной темой служат не преступления героя, а его последующее саморазоблачение. Художественное действие трагедии в значительной мере основано на том, что истина, лишь постепенно раскрывающаяся перед самим Эдипом, уже заранее известна греческому зрителю, знакомому с мифом.

Трагедия открывается торжественной процессией. Фиванские юноши и старцы молят Эдипа, прославленного победой над Сфинксом, вторично спасти город, избавить его от свирепствующей моровой язвы. Мудрый царь, оказывается, уже сам послал своего шурина Креонта в Дельфы с вопросом к оракулу, и возвращающийся Креонт передает ответ: причиной язвы является "скверна", пребывание в Фивах убийцы Лая. Убийца этот никому неизвестен; из свиты Лая остался в живых только один человек, который в свое время возвестил гражданам, что царь и прочие его слуги были убиты отрядом разбойников. Эдип энергично берется за розыски неведомого убийцы и предает его торжественному проклятию.

Расследование, предпринятое Эдипом, сперва идет по ложному пути, и на этот ложный путь его направляет открыто высказанная истина. Эдип обращается к прорицателю Тиресию с просьбой открыть убийцу; Тиресий сперва хочет пощадить царя, но, раздраженный упреками и подозрениями Эдипа, гневно бросает ему обвинение: "убийца - ты". Эдип, разумеется, приходит в негодование; он полагает, что Креонт задумал с помощью Тиресия стать царем Фив и добыл подложный оракул. Креонт спокойно отводит обвинение, но вера в прорицателя подорвана.

Иокаста пытается подорвать веру и в самые оракулы. С целью успокоить Эдипа она рассказывает о несбывшемся, по ее мнению, оракуле, данном Лаю, но именно этот рассказ вселяет тревогу в Эдипа. Вся обстановка смерти Лая напоминает его былое приключение на пути из Дельфов; не сходится только одно: Лай, по словам очевидца, был убит не одним человеком, а целой группой. Эдип посылает за этим свидетелем.

Сцена с Иокастой знаменует перелом в (развитии действия. Однако катастрофе Софокл обычно предпосылает еще некоторую задержку ("ретардацию"), на мгновение сулящую более благополучный исход. Вестник из Коринфа сообщает о смерти царя Полиба; коринфяне приглашают Эдипа стать его преемником. Эдип торжествует: предсказание об отцеубийстве не исполнилось. Тем не менее его смущает вторая половина оракула, грозящая женитьбой на матери. Вестник, желая рассеять его опасения, открывает Эдипу, что он не сын Полиба и его жены; вестник много лет тому назад получил на Кифероне от одного из лаевых пастухов и передал Полибу младенца с проколотыми ногами - это и был Эдип. Перед Эдипом встает вопрос, чей же он сын в действительности. Иокаста, для которой все стало ясным, с горестным восклицанием покидает сцену.

Эдип продолжает свое расследование. Свидетель убийства Лая оказывается тем самым пастухом, который некогда отдал коринфянину младенца Эдипа, сжалившись над новорожденным. Выясняется также, что сообщение об отряде разбойников, напавшем на Лая, было ложным. Эдип узнает, что он сын Лая, убийца отца и муж матери. В песне, полной глубокого участия к былому избавителю Фив, хор подводит итог судьбе Эдипа, размышляя о непрочности человеческого счастья и о суде всевидящего времени.

В заключительной части трагедии, после сообщения вестника о самоубийстве Иокасты и самоослеплении Эдипа, еще раз появляется Эдип, проклинает свою злосчастную жизнь, требует для себя изгнания, прощается с дочерьми. Однако Креонт, в руки которого временно переходит власть, задерживает Эдипа, ожидая указаний оракула. Дальнейшая судьба Эдипа остается для зрителя не ясной. По ходу трагедии было бы последовательнее, если бы Эдип немедленно удалился в изгнание, но Софокл, вероятно, не хотел разойтись с мифологической традицией, согласно которой Эдип после своего ослепления оставался в Фивах.

О времени постановки "Царя Эдипа" точных сведений нет. Существует, однако, предположение, что описание моровой язвы в начале трагедии навеяно страшной эпидемией, которая имела место в Афинах в первые годы Пелопоннесской войны: в изображении катастрофы, постигшей Эдипа, усматривают намек на совершившееся в эти же годы падение Перикла. Если это верно, трагедию можно датировать примерно 429 - 425 гг.

Ни одно произведение античной драматургии не оставило столь значительных следов в истории европейской драмы, как "Царь Эдип". "Неогуманизм" XVIII - XIX вв. видел в нем образцовую античную трагедию и противополагал ее, как "трагедию рока", шекспировской "трагедии характеров". В связи с этим создалось распространенное представление, будто античная трагедия вообще является "трагедией рока". Это - большое преувеличение: в аттической трагедии проблема "рока" разрабатывается сравнительно редко. Но и в самом "Царе Эдипе", где эта проблема безусловно затронута, она отнюдь не выдвинута на первый план. Софокл подчеркивает не столько неотвратимость рока, сколько изменчивость счастья и недостаточность человеческой мудрости.

Горе, смертные роды, вам!

Сколь ничтожно в глазах моих

Вашей жизни величье!

поет хор. А сознательные действия людей, совершаемые с определенной целью, приводят в "Царе Эдиле" к результатам, диаметрально противоположным намерению действовавшего. Ограниченности человеческого знания противостоит у Софокла божественное всеведение. Прославление дельфийского оракула, проходящее через всю трагедию, обращено против растущего свободомыслия. Об этой тенденции прямо свидетельствует второй стасим хора: хор скорбит о гибели древнего благочестия и о падении веры в оракулы.

То, как поступил Эдип – позиция образцового человека. Он вел себя, как мог, но никто не может бороться против рока.

31. Особенности первого периода творчества Эсхила (трагедия «Персы»).
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

Похожие:

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности icon1. Формирование полисной системы в Афинах как основа для развития демократии и гражданственности
Античная литература, первая и древнейшая европейская литература, была создана греками и римлянами в условиях античного рабовладельческого...

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности iconВведение Понятие «история античности»
Характеристика античной цивилизации. Сравнение античного и древневосточного путей развития. История Древней Греции как часть истории...

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности iconВопросы по иогп для 1 курса юридического факультета (1 семестр)
Формирование органов государственной власти в Древней Руси. Понятие военной демократии

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности iconИскусство Древней Греции Периодизация: Крито-Микенский период 3-2...
В древней Греции создана первая история искусства – «Поэтика» Аристотеля и теория скульптуры – «Канон» Поликлета

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности iconМифы Древней Греции
Библии. Однако для древней европейской истории, религиоведения и социологии значение мифов трудно переоценить

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности iconПервые, досократические философские школы Древней Греции возникли...
Первые, досократические философские школы Древней Греции возникли в VII •V вв до н э в ранних древнегреческих полисах, находившихся-...

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности iconВопросы к экзамену по Истории Древней Греции
Географическое положение и природные условия Балканской Греции и Эгейского бассейна. Население

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности iconТермин "античность" происходит от латинского слова antiquus древний....
Далее следует выделить в качестве стержневых явления в античной культуре науку и художественную культуру. При изучении культуры древних...

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности icon14. Древнегреческие архитектурные ордеры
Является воплощением стоечно-балочной системы, тектонически состоящей из вертикальных (колонны, пилястры) и горизонтальных (антаблемент)...

1. Формирование полисной системы в Древней Греции как основа для развития демократии и гражданственности iconУчебное задание Составить таблицу по Олимпийским играм в Древней...
Учебное задание Составить таблицу по Олимпийским играм в Древней Греции по сл форме

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов