'27'282'246. 3: 711.




Название'27'282'246. 3: 711.
страница2/5
Дата публикации29.01.2014
Размер0.79 Mb.
ТипАвтореферат
www.zadocs.ru > Литература > Автореферат
1   2   3   4   5

Практическое значение исследования. Полученные результаты могут использоваться при изучении разных аспектов современного русского языка, истории русского языка, русской диалектологии, социолингвистики и социологии, сравнительного и сопоставительного языкознания, этнолингвистики, дискурсологии, когнитивной лингвистики, теории межкультурных коммуникаций, лингвокультурологии, жаргонологии, культурной антропологии, семиотики, лингвостатистики. Лингвистические закономерности, установленные в процессе исследования, способы применения научно-методического инструментария, перспективы изучения языка города будут способствовать дальнейшему обособлению урбанолингвистики в самостоятельное интегративное научное направление на пересечении урбанологии и социолингвистики с основным предметом изучения – городской речью. Достигнутые результаты могут применяться в практике работы органов местного самоуправления, учреждений образования и культуры, издательств, СМИ.

Личный вклад автора заключается в том, что все результаты исследования получены самостоятельно. В диссертации отражены собственные идеи автора, позволившие решить поставленные задачи. Теоретические и методические положения и выводы, представленные в работе, диссертант сформулировал лично. Использованные для подкрепления идей соискателя концепции, положения, гипотезы других авторов имеют в диссертации соответствующие ссылки. Из научных трудов автора две статьи, входящие в список апробации, написаны в соавторстве. В них диссертанту принадлежит половина высказанных идей и описанной информации.

Апробация результатов диссертации, положений и выводов осуществлялась в учебных курсах для студентов-филологов «Русский язык в социолингвистическом аспекте» (2002 – 2012); «Русское страноведение» (2010); спецкурсе «Языковая ситуация в городе Одессе: прошлое и настоящее» (2003 – 2008); спецсеминаре «Язык города и проблемы межкультурной коммуникации» (2009 – 2013); в учебных практиках: диалектологической и речевой (1992 – 2013); в цикле из 80 телепередач авторской программы В.В. Шаповаловой «Пара слов за ...» на 4 каналах одесского телевидения (2004 – 2008); в докладах на 77 научных собраниях разных уровней (1994 – 2013). Среди них международные научные и научно-практические конференции: "Польско-восточнославянское культурное взаимодействие" (Жешув, 1994); "Актуальные проблемы менталингвистки", II, III (Черкассы, 1999, 2003); "Язык образования и образование языка" (В. Новгород, Россия, 2000); "Русистика и современность", III – XV (Жешув, Одесса, С.-Петербург, Рига, 2000 – 2012); "Язык и культура", Х – XV (Киев, 2001 – 2006); "Серебряный век: диалог культур", I, II (Одесса, 2002, 2006); "Актуальные проблемы вербальной коммуникации: язык и общество" (Киев, 2003); "Проблемы прикладной лингвистики", I – IV (Одесса, 2003 – 2010); "А.С. Пушкин и мировой литературный процесс" (Одесса, 2004); "Одесса и еврейская цивилизация", III, VII (Одесса, 2004, 2008); «Русский язык в поликультурном мире», II – VII (Ялта, 2008 – 2013); "Украинская социолингвистика начала XXI в.: направления, достижения, перспективы" (Киев, 2010); «Диалог культур в полиэтническом мире», IX (Симферополь, 2011); «Русский язык и литература: Проблемы изучения и преподавания», VI (Киев, 2011); IV международный конгресс украинистов (Одесса, 1999); III международный конгресс исследователей русского языка (Москва, 2007); VI Кирилло-Мефодиевская конференция (Одесса, 2000); Региональная конференция "Межэтническое взаимодействие как инструмент стабилизации общества" (Одесса, 2003); международные V славянские чтения (Кишинёв, 2008); Карпенковские чтения I – III (Одесса, 2010 – 2012); Шмелёвские чтения, VII, VІII, Х (Москва, 2006, 2008, 2012); I всеукраинский социолингвистический семинар (Львов, 2004); Международный круглый стол "Причерноморский диалог" (Одесса, 2000); Всеукраинский круглый стол "Проблемы сохранения и развития греческого языка ... на юге Украины" (Одесса, 2008); другие научные собрания.

Материалы и выводы диссертации обсуждались на расширенном заседании кафедры русского языка ОНУ им. И. И. Мечникова (Одесса, 2012) и на заседании отдела русского языка Института языковедения им. А. А. Потебни НАН Украины (Киев, 2013).

Публикации. Основное содержание и результаты диссертационного исследования изложены в индивидуальной монографии «Російське мовлення Одеси» (28,80 п.л., Одесса, 2004) и 72 других публикациях в отечественных и зарубежных научных сборниках статей и тезисов. Из них 27 – статьи в изданиях, утверждённых МОН Украины как специализированные, 11 – статьи в зарубежных научных изданиях, 34 – научные публикации в отечественных (26) и зарубежных (8) научных изданиях, являющиеся дополнительной апробацией исследования.

Структура и объём диссертации. Диссертация состоит из введения, четырёх разделов, общих выводов, списка использованных источников (697 позиций), лексикографических источников (93 позиции), источников фактологического материала (158 позиций), трёх приложений. Приложения содержат таблицы и рисунки, выполненные на основе официальных данных и отражающие процессы формирования и развития полилингвокультурного пространства города Одессы; образцы интонограмм и спектрограмм фрагментов речи дикторов-одесситов, полученные с помощью компьютерной программы интонографического и спектрального анализа речи PRAAT; дополнительный корпус примеров и наблюдений, подтверждающих выдвинутые в работе положения. Общий объём диссертации – 595 страниц; объём основного текста – 419 страниц.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обоснована актуальность темы, анализируется состояние её научного изучения, указаны объект, предмет, цель и задачи исследования, его методика, источники, научная новизна, теоретическое и практическое значение полученных результатов, приведены данные об их апробации.

Раздел І «Теоретико-методологические принципы изучения городской речи в лингвистике» имеет 4 подраздела, в которых описана история изучения городской речи в языкознании (І.1), представлены лежащие в основе исследования теоретические положения (І.2), показаны пути формирования феномена одесской полилингвокультурности (І.3), предложена методика комплексного исследования русской городской речи в полилингвокультурном городе (І.4).

К изучению проблем городской речи в отечественной и зарубежной науке применялись разные подходы. Это способствовало эволюции взглядов учёных на сам объект исследования. Так, в XIX – нач. XX в. лингвисты в соответствии с требованиями сравнительно-исторического метода характеризовали особенности ГР по диалектным чертам, сохранявшимся у выходцев из определённых диалектных зон. Русская речь полилингвокультурных городов считалась бессистемной смесью русского литературного языка (далее – РЛЯ) и «чистого» деревенского диалекта, пёстрым набором нарушений языковых норм в условиях мозаичного проживания носителей родственных и неродственных русскому языков и влияния этих языков на русский. Нарушения в гомогенном языковом или диалектном ареале расценивались как негативное врéменное явление, к которому не стоит относиться серьёзно. Приоритет системно-структурной научной парадигмы проявился в том, что основной целью урбанолингвистов в ХХ в. стало создание лингвистически ориентированных моделей города. Речь города представлялась как совокупность субкодов единого языкового кода, как реализация поликомпонентных языковых ситуаций. 1920-е – 1930-е годы – время плодотворного изучения влияния ГР на формирование и развитие норм РЛЯ (В. В. Виноградов); теории и практики языкового быта города (Б. А. Ларин); системы городских арго, жаргонов, специальных языков, городских говоров, механизмов их взаимодействия и влияния на литературный язык (Е. Д. Поливанов В. М. Жирмунский, О. Горбач); билингвизма и полилингвизма горожан.

Результатом возрождения в СССР урбанолингвистического направления социолингвистических исследований стало признание в 1960-е годы региональных вариантов русского литературного произношения (З. М. Альмухамедова, С. С. Высотский, М. В. Панов, Н. Б. Парикова, К. И. Чуркина). В 1970-е – 1980-е годы конкретизируется теория изучения городской речи (О. П. Ермакова, А. Ф. Журавлёв, Е. А. Земская, В. В. Иванов, Л. А. Капанадзе, Е. В. Красильникова, Ю. М. Лотман, Т. С. Морозова, Т. Е. Помыкалова и др.). Отдельные направления изучения ГР в этот период активно развиваются за рубежом (J.A. Drake, B. Dunaj, M. Gruchmanowa, М. Kamińska, W. Labov, R. I. McDavid, V. Patraš, L. Pederson, I. Seiffert-Nauka, B. Wieczorkiewicz и др.). Системно-структурные подходы обусловили начало процесса инвентаризации и анализа территориально и/или социально ориентированных лексических, фразеологических, словообразовательных, фонетических, грамматических средств русских городских койне.

Город – дуалистический объектно-субъектный феномен; следовательно, достаточно органичным является использование в изучении ГР методов и приёмов антропоцентрической научной парадигмы. Представителям московской и уральской школ принадлежат первые достижения в исследовании языковой личности горожанина в коммуникативном, лингвокультурологическом, когнитивном, концептуальном, психо- и менталингвистическом аспектах (Л. А. Грузберг, М. В. Китайгородская, Н. А. Купина, В. Д. Лютикова, Н. Н. Розанова, И. В. Шалина и др.). Актуальными направлениями лингвистической урбанорусистики являются языковое и диалектное контактирование в городе; языковая практика и социальные роли горожан; язык города и политические процессы; идиомы города и их место в языковом пространстве мира, страны, региона; языковое портретирование городов на определённых хронологических срезах; язык города и его роль в литературе, искусстве, СМИ; городской дискурс и прецедентные феномены.

В диссертации (І.2) представлена структура городской речи как целостного территориально-социального идиома. Описано понятие койне и история изучения его разновидностей (Л. И. Баранникова, М. М. Гухман, А. В. Десницкая), других наддиалектных формирований.

Ядро ГР – городское койне как общеупотребительный идиом жителей определённого города. Социолекты составляют периферию ГР, так как используются количественно ограниченными группами пользователей.

Понимание нормы не как аналога кодификации, а как социально одобряемого правила, объективируемого реальной речевой практикой (Р. И. Аванесов, К. С. Горбачевич), позволяет выделять узуальные региональные речевые нормы РЛЯ, в том числе одесскую региональную речевую норму, представляющую ядро одесского городского койне (далее – ОГК). Норма городского койне изменчива и вариативна, что обусловливает возможность выделения на определённом хронологическом отрезке регулярных и нерегулярных подсистемных явлений, фактов, единиц. Регулярными среди подсистемных являются наиболее частотные факты. Регулярные отклонения от литературной нормы в ГР создают языковой колорит города, очерчивают контуры его лингвистического портрета.

Речь большого города влияет на формирование региолектов и создаёт прецедент их научного изучения (А. С. Герд, Л. А. Грузберг, Е. В. Ерофеева, Н. А. Кирьянова, В. И. Трубинский, Н. В. Хорошева и др.).

В процессе исследования феномена полилингвокультурности в городской речи Одессы (І.3) описан этноязыковой ландшафт Одессы на разных этапах её истории; выделены, систематизированы и охарактеризованы периоды формирования и функционирования этого феномена.

1790-е – 1820-е – период формирования феномена полилингвокультурности Одессы и выбора русского языка приоритетным системным ориентиром ОГК.

1830-е – 1890-е – период развития ОГК как доминантной составляющей части РРО. В это же время в Российской империи возрастает социальная мобильность русского языка, ограничиваются функции других языков.

1900-е – 1930-е – период активного внедрения одессизмов в русскую жаргонизированную речь, общеупотребительное просторечие и РЛЯ. Приходит осознание норм РРО как одесской региональной речевой нормы.

1940-е – 1980-е – период функционального угасания ОГК. Городское койне, не ставшее основой РЛЯ, но существенно повлиявшее на изменение его норм, имплантировав в него на предыдущем этапе большое количество денотативно и коннотативно необходимых единиц, подверглось обратному влиянию РЛЯ и функциональному угасанию.

С 1990-х годов – период обновления РРО под влиянием социолектов переходного периода 1990-х – 2000-х, украинского языка, идиолектов ключевых коммуникаторов. Процесс обновления вызван сохранением феномена одесской полилингвокультурности и его функционированием в условиях активизации с 1980-х годов центробежных общественных процессов.

Основными принципами методики комплексного исследования русской городской речи Одессы (І.4) является интегративность, системность, универсальность, полипарадигмальность, практическая направленность, коррелятивность с исследовательскими моделями и процедурами изучения социальных явлений. Эта методика сочетает общенаучные исследовательские методы анализа и синтеза с методами, выделившимися в процессе использования сравнительно-исторического, системно-структурного и антропоцентрического подходов в лингвистических и экстралингвистических исследованиях.

Усовершенствована методика исследования ретроспективных синхронных срезов. Показано, как при изучении социальной природы урбанизмов можно оптимизировать функциональную методику, сочетая её с системно-структурной при анализе лингвистической, культурной, социальной, идиостилистической, географической, хронологической специфики материала.

С целью получения достоверных результатов использованы некоторые процедуры лингвостатистического метода в сочетании с параметрическим анализом. Так, процедура выбора дизайна статистического исследования РРО обусловила использование понятия генеральной совокупности; репрезентативной, кластерной, некорректной выборок; уровня статистической значимости; доверительных вероятностей; относительного отклонения; относительной ошибки; критерия хи-квадрат; коэффициентов взаимной сопряжённости Бернулли и Чупрова; некоторых других. Были введены коэффициенты вычисления корректной и некорректной репрезентативной выборки и индекс исправления ошибки этих вычислений.

Раздел II «Фонетические особенности русской городской речи в полилингвокультурном пространстве Одессы» посвящён исследованию артикуляционных, акцентуационных и интонационных особенностей РРО. Здесь определены причины вариативности и тенденции развития систем вокализма (II.1), консонантизма (II.2), просодии (акцентуации и интонации) (II.3) в РРО; выделены и систематизированы особенности реализации этих систем на различных этапах функционирования РРО и установлены лингвальные и экстралингвальные факторы формирования и эволюции фонетической специфики РРО.

Основные особенности системы вокализма РРО проявляются в процессах артикуляционного сближения [ы] и [и] (ІІ.1.1); возникновения и функционирования восходящей дифтонгоидности ударных гласных (ІІ.1.2); редукции безударных гласных (ІІ.1.3) и дополнительной вокализации (ІІ.1.4).

Артикуляционное сближение [ы] и [и] проявляется в продвижении [ы] вперёд к [и] и оттягивании [и] назад к [ы] между согласными после губных [п]/[п′], [б]/[б′], [ф]/[ф′], [в]/[в′], [м]/[м′], язычных щелевых двухфокусных [ш], [ж], язычного смычного дрожащего [р]/[р′] и язычной смычной аффрикаты [ц]. Полное смешение [ы]/[и] позиционно ограничено: чаще оно проявляется после [р]/[р′] в конце слова или перед гласным. Сравн.: Эти оптó[в'І:] цены дорó[ж'І] тех, котó[р'и:] в рознице [2006, ж. 74 г.]. [КΛдá] стá[р'и:] – это уже не [ж'Із'н′], а [м'І́]тарство [2001, м. 82 г.]. При сужении и повышении [ы] артикуляционно сближается со стандартным украинским нелабиализованным ненапряжённым передним высоко-средним [и] ([І]). С этим же звуком артикуляционно сближается [и] ([і]) при противоположном процессе. Артикуляционное сближение [ы] и [и] сопровождается полусмягчением предыдущего твёрдого и полуотвердением предыдущего мягкого согласного. О высокой активности этого процесса во 2-й пол. ΧΙΧ – 1-й пол. ХХ в. свидетельствуют многочисленные письменные фиксации, замечания современников, прецедентность позиционной вариативности [ы]/[и] в РРО, нерегулярное употребление такого произношения коренными одесситами, занятыми преимущественно в негуманитарных сферах деятельности.

Восходящая Ы-У- и И-образная дифтонгоидность ударных гласных развилась из восточнославянского архаического дифтонгического диалектного произношения благодаря контактам русской речи с речью бóльшей артикуляционной напряжённости, характерной для носителей языков балканского ареала, идиш, немецкого, итальянского, французского. В 1-й пол. XIX в. дифтонгоидное произношение социализировалось и приобрело противоположные оценки высших (отрицательные) и низших (положительные) слоёв городского общества. Ударная восходящая дифтонгоидность (УВД) с XIX в. воспринимается как одесский гиперурбанизм. При дифтонгоидном произношении ударный звук имеет более длительную экскурсию, чем предусмотрено литературной нормой: 45 мс – 65 мс вместо 20 – 50 мс. Восходящие дифтонгоиды после твёрдых согласных имеют призвук [ы] в экскурсии нелабиализованных гласных и иногда лабиализованного [ý], призвук [у] в экскурсии лабиализованного [ó], а после мягких и полумягких согласных призвук [и] в экскурсии нелабиализованных гласных и лабиализованного [ý] и призвук [у] в экскурсии лабиализованного [ó]. Эти призвуки длиннее перед лабиализованными, ибо переход от экскурсии к выдержке при артикуляции звука в этой позиции более длительный из-за затрат времени на изменение позиции губ. Напр.: Ты се[б′иа́] п[луо́]хо ве[д′ио́]шь (2001, м. 52 г.). О[ныа́] [ныа́]шего [вуо́]зраста, [йиэ́]ле но[γыа́]ми дрыгает, а [зыу́]бы [туо́]же [хуо́]чет с[в′иэ́]тлые (2001, ж. 71 г.). Полевое изучение УВД свидетельствует о её фиксации в речи 31 % одесситов, однако регулярность её реализации в разных позициях неодинакова. Чаще всего восходящие дифтонгоиды возникают на базе лабиализованных гласных после всех губных и язычных [р]/[р′], [л]/[л′], [д]/[д′], [т]/[т′], [ж]/[ж’], [ш]/[ш’] перед согласным или в абсолютном конце слова, реже всего – на базе нелабиализованных [а] и [э] после язычных (6 % опрошенных).

Регулярные отклонения от литературной нормы в РРО происходят при редукции безударных гласных. С помощью инструментального анализа установлена вариантность в РРО [о]- и [а]-редукции, [э]-редукции, [и]- и [ы]-редукции, [у]-редукции и частотность использования этих вариантов. Редукция І-й степени происходит в предударных и заударных позициях, кроме закрытого конечного слога, где варьируются редуцированные І-й и II-й степени. Чаще всего происходит твердорядная редукция безударных [о] и [а], при которой после твёрдых согласных, кроме позиции прикрытого конца слова, вместо [о] или [а] произносится звук с частотой колебаний от 840 Гц до 900 Гц, то есть [Λ], поскольку частота колебаний [ъ] не превышает 700 Гц (г[ΛлΛ]ва, [ΛстΛ]нов[кΛ]). При твердорядной [э]-редукции 55 % дикторов «[ы]кают» (ц[ы]на); 45 % «[э]кают» ([э]таж; каж[э]тся). Вариантами мягкорядной [э]-редукции является «иканье» и «эканье» после мягкого и полумягкого согласного ([т′ил′и]визор – [т′эил′эи]визор). Стандартная формула позиционной редукции гласных, являющаяся схемой распределения речевой энергии в фонетическом слове в РЛЯ, по А. А. Потебне, – 1(2)2311(2). В РРО, по нашим наблюдениям, эта формула такова: 22321(2). Выявленные различия обусловливают замедление темпа и более плавную просодию РРО по сравнению с русской речью материка.

Основные особенности системы консонантизма РРО проявляются в процессах полусмягчения ряда согласных в определённых позициях (ІІ. 2.1); расширения полей фонем /в/, /в′/ (ІІ. 2.2) и /г/ (ІІ. 2.3); в тенденциях к унификации фонем /р/ и /р′/ (ІІ. 2.4) и к возникновению или утрате эпентетического [й] (ІІ. 2.5); в использовании периферийных артикуляционных вариантов некоторых звукосочетаний и звуков (ІІ. 2.6); в тенденции к фонетико-грамматическому выравниванию некоторых чередований согласных (ІІ. 2.7). Специфические черты системы согласных РРО обусловлены прежде всего контактами русского языка с языками, артикуляционно более напряжёнными, чем русский, и теми языками, в которых отсутствует или намного слабее русской фонематическая оппозиция твёрдых и мягких согласных. Постоянное влияние на русскую консонантную систему в РРО оказывает украинский язык; в разное время существенно влияли также греческий, итальянский, идиш, французский и южнорусские диалекты.

В РРО функционируют полумягкие аллофоны [б’], [п’], [в’], [ф’], [м’], [ж’], [ш’], [γ’], [ґ’], [к’], [х’], [ц’], [р’] ряда твёрдых и мягких согласных фонем. Перечень этих звуков близок к набору полумягких украинских согласных. Сравн.: мысль [мы́сл′ / м’Íсл′ / м′и́сл′] – миска [м′и́скΛ / м’ÍскΛ / мы́скΛ]; живот [жыво́т / ж’Iвуóт]. В печатных текстах: Зеньки я ему вицарапаю… (В. Жаботинский). Мяса нет, рибы нет! (Журнал «Одесса», 1996). Дольше, чем в русскоязычном материке, сохраняется старая орфоэпическая норма, при которой отсутствовала палатализация зубных согласных перед [э] в заимствованных словах. Напр.: Дядя Яша подошёл к нам,пионэрам” (М. Пойзнер). Бутэрброд (Надпись на мимоходе, 2002). – Где ты читал? – В прэссе (Рекламная листовка, 2003). Вариант твёрдого произнесения [д] в слове Одесса с 1970-х годов в ЯКМ одесситов имеет коннотативное значение ‘чужой’. До сер. ХХ в. в РРО регулярно не смягчался [б] перед [э] в автохтонной приставке без-(бес-) и в предлоге без. Префиксальный и предложный [э] ударный. Сравн.: беспошлинный [б′иэспо́шл′ин:ыį] – [бэ́)спуо́шл′ин:ыį]; без ничего [б′иэз н′ич′иэво́] – [быэ́з н′ич′ивуо́]. На письме эта произносительная черта скрыта. Эксперимент 2008 г. показал, что 38 % одесситов в контрастном без и в предлоге без в неполном предложении произносят твёрдый [б] и ударный [э'] (Этот виноград с косточкой или бе"з? Бе"з вариантов).

В РРО, кроме 4 шумных аллофонов фонемы /в/ и /в′/: [в], [в′], [ф], [ф′] (Русская грамматика-80), имеются также периферийные и архаичные для РЛЯ сонорные аллофоны [w], [w’], [w′], [ў], [у], полумягкие шумные [в’], [ф’] и нулевой аллофон Ø. Это результат влияния украинского языка и ряда южнорусских говоров, сохраняющих сонорность /в/ и /в'/. Лингвогеографически Одесса находится в зоне пересечения языковых ареалов с доминированием разных вариантов фонемы /г/. Формирование и развитие полилингвокультурного пространства Одессы сопровождается функционированием в РРО вариантов фонемы /г/: взрывного [ґ], фрикативного [γ] и фарингального [h] – и их аллофонов. Эксперимент 2007 г. показал, что в современном РРО эти варианты употребительны. Сравн.: но[ґ]а / но[γ]а / но[h]ано[ґ′]и / но[γ’]и / но[γ′]ино[к] / но[х]. Фарингальный [h]-вариант имеет только твёрдые аллофоны [h] и [х]; глухой аллофон [х] – общий для [γ]- и [h]-вариантов. В РРО происходит диглоссное употребление литературных и койнезированных вариантов произношения /г/ в разных коммуникативных ситуациях.

До II-й пол. ХХ в. ведущей в РРО под влиянием украинского, новогреческого, идиш, итальянского, французского языков была тенденция возникновения эпентетического [й] между губными и сонорными согласными и гласными, а также в интервокальной позиции. Напр.: Этот период остался у многих в пам’яти под названием “тарифного затмения”… (Газета «Моряк», 3.07.1922). Ш-ш-ш-, тихо-тихо-тихо, уже все спьят, нельзя плакать (Л. Утёсов). Шё вы мине так часто зво́ньите?.. (А. Айзенберг) Одесские “идиёты” всё-таки отличались от своих неодесских собратьев и сосестёр (М. Пойзнер). В 1960-е г.г. эта особенность становится нерегулярной; сейчас это одно из средств стилизации речи пожилых одесситов. В современной РРО активизировался противоположный процесс утраты [й] в позиции после согласного перед гласным (Солнце … в милён раз больше земли (Л. Кармен). Мы до войны жили на Рише[л′иэ́́]вской (2002, ж. 73 г.). [В’и]зыкознании важна хронология меж[жы]зыковых связей (2010, ж. 20 л.). Дейотация на эстраде используется как средство стилизации современной речи (Объединить… б′ид′ин′и́т′] (О. Филимонов, Джентльмен-шоу, 2000)). Тенденция к дейотации является следствием общего для русского языка процесса перехода от более напряжённой к менее напряжённой речевой артикуляции.

До сер. ХХ в. в РРО доминировал вариант произношения Щ и буквосочетаний СЧ, ЗЧ и ЖЧ [ш’ч′]: сы[ш’ч′]ик; изво[ш’ч′]ик; ве[ш’ч′]и (Из старых аудиозаписей). Сейчас часто так произносят с целью стилизации старого произношения: Почём счас [ш’ч′иа́с] на Привозе маслины? (И. Митрофанов). Меня уже “упаковали”? СЧАС! (М. Пойзнер). До 87 % одесситов ориентируется на вариант [ш′:]. До 75 % одесситов сейчас произносит ЧТ [шт]; в быстрой разговорной речи взрывной [т] утрачивается (Шоб им уже тушило в голове (М. Пойзнер)). Однако «графический» вариант произношения [ч'т], коррелирующий в просторечии с полумягким вариантом [ш’], представлены у 28 % дикторов-респондентов с высшим образованием и старше 40 лет: И [ч′то́] же тебе помешало жениться? (1999, м. 48 л., актёр). А [ч′то́] мы видим на самом деле? (2013, м. 62 г., профессор-психолог). Сравн.: Шё ж вы нас держите в дверях? Мы специально с фронта приехали, шёб вас повидать (Л. Славин). ЧН как [шн] больше всего одесситов (71 %) произносит в слове конечно. В менее частотных словах преобладает произношение [ч'н]: от 89 % до 98 %: булочная, достаточно, горчичник, закусочная и т. д.

В просодии РРО (II. 3) имеются черты, акцентуационно (II. 3.1) и интонационно (II. 3.2) отличающие её от просодической нормы РЛЯ.

На русский литературный (четвёртый) тип словесного ударения в РРО влияют второй и третий акцентологические типы. Это влияние проявляется, главным образом, в глагольных формах, в акцентных парадигмах которых действует тенденция к оттягиванию ударения вперёд:

- в глаголах прошедшего времени единственного числа жен. и ср. рода, в безличных глаголах (с метатонией «флексия → основа»), муж. рода (с метатониями «суффикс → корень», «корень → префикс») (Ты уже засве́рлил отверстия? (м. 52 г.); пóняла, взя́ла, взя́лось, прóдал, пóжúла, пóжил, сбы́лось);

- в страдательных причастиях прош. времени с метатониями «флексия → основа», «корень → префикс», «суффикс → корень» (сóздана, снéсено, свéзено, расцéнены, провéдено, прóигранный, развéденный);

- в инфинитиве с метатонией «суффикс → корень» (шны́рять, разгрáфить).

Как правильные такие формы выбирали от 26 % до 92 % респондентов.

В акцентных парадигмах существительных действует вторичная тенденция к оттягиванию ударения назад: на пóле, по ýху, за зúму, на мóре; разы́, роскошá. Такие формы как правильные в 2010 г. определили от 36 % до 92 % респондентов. Метатония «основа → флексия» в существительных встречается в профессиональной речи: соусá, блюдá, жилá [= провод], вызовá, офицерá, штурманá, мичманá и т. д.

На перенос ударения в топонимах-прилагательных ближе к флексии или на флексию в РРО влияет общая тенденция к такой метатонии в современном русском языке. Напр., в названиях одесских улиц: не *Гáванная, а Гавáнная; не *Гóспитальная, а Госпитáльная; не *Сéгедская, а Сегéдская; не *Тирáспольская, а Тираспóльская; как Примóрская, так и Приморскáя.

Одной из основных причин эффекта певучести РРО является то, что в ней словесное и фразовое ударение обычно имеет циркумфлексный рефлекс нисходяще-восходящего типа. Фразовое ударение может реализоваться отдельно от словесного, выделяя префиксы, содержащие антонимические значения в рамках конкретного дискурса (Короче, перспективы самые Н˝Езама́нчивые (М. Пойзнер). У меня плохая зрительная память… Зато у меня очень хорошая ПР˝Езри́тельная память (М. Пойзнер). Настраивайте себя не только на д˝ожи́ть, но и на п˝ережи́ть это время (ж. 73 г., 2011).

Основными интонационными особенностями РРО, отличающими её от стандартной реализации русской интонационной системы, являются: 1) тяготение к диглоссному использованию интонационных конструкций некоторых типов (ИК-6, ИК-4, ИК-3 нередко используются вместо ИК-1 в нейтральных реализациях повествовательных высказываний; приоритетный тип нейтральных реализаций вопросительных высказываний в РРО – ИК-4, побудительных – ИК-6; в эмоционально окрашенных модальных реализациях ИК-7 нередко заменяется бицентровой ИК-5); 2) образование ИК диффузного типа в случаях, не предусмотренных русским языковым стандартом (ИК-45, ИК-54, ИК-52); 3) замедление темпа речи, вызванное удлинением в 1,3 - 2 раза звучания ударных гласных в сравнении со стандартным произношением, более слабой редукцией безударных, заменой в ряде позиций моноцентровых типов ИК бицентровыми (ИК-52, ИК-44). Интонационные приоритеты РРО влияют на формирование и сохранение определённого ментально-поведенческого стереотипа одессита. Так, тяготение к ИК-6 представляет одессита как человека жизнерадостного, энергичного, к ИК-4 – как человека с высоким чувством достоинства, к ИК-5 – как человека с ироничным мировосприятием.
1   2   3   4   5

Похожие:

\Содержание 282 ббк 88 в 46
Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Московского университета

\Статья 246
Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ

\Информатика
Информатика. Учебное пособие для студентов всех специальностей — Караганда: кэу, 2012 г. 246 с

\Донецк архитектурно-исторический очерк киев «будівельник» 1982 ббк 85. 113(2) Д67 удк 711. 433
Государственный комитет по гражданско­му строительству и архитектуре при госстрое СССР

\Бюллетень новых поступлений за II квартал 2009 года
Маркетинг : учеб пособие для средн проф образов. / Кнышова Елена Николаевна. М. "Форум"; инфра-м, 2006. 282 с. (Профес образование)....

\В верховный суд Российской Федерации
Постановления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 20 января 2012 года n 89/711-6 "Об отказе Светлане Михайловне...

\Об утверждении Порядка предоставления грантов начинающим субъектам...
В соответствии со статьей 139. 1 Бюджетного кодекса Российской Федерации, постановлениями Правительства Пермского края от 04 мая...

\Буковский юрий борисович. Тел: +7 960 282 85 88 ассистент Екатерина...
Миофасциальный релизинг (сокращенно мфр) представляет собой процедуру, ручного воздействие, которая направлена на расслабление мышечно-связочного...

\Название населенного пункта
«Живая классика» прошел в 18 образовательных учреждениях Хасавюрта. В нем приняли участие 246 учащихся шестых классов, в том числе...

\Закон от 10 июля 2002 года №86-фз "о центральном банке Российской Федерации (Банке России)"
З, от 29. 06. 2004 n 58-фз, от 29. 07. 2004 n 97-фз, от 18. 06. 2005 n 61-фз, от 18. 07. 2005 n 90-фз, от 03. 05. 2006 n 60-фз, от...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.zadocs.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов